Год назад в Первоуральске была введена новая система управления

Год назад в Первоуральске была введена новая система управления

Чтобы вытащить чиновника из чума
Сегодня, 31 октября, исполняется год с того момента, когда конкурс на замещение места главы администрации городского округа Первоуральск выиграл Алексей Дронов.

О том, как оценивает сам Алексей Иванович первый год своей работы, и что нужно, чтобы вытащить чиновника из чума – в нашем интервью.

 

Кадровые перемены? Еще будут! 

 

– По опыту первого года работы: оправдывает ли себя применение двуглавой системы власти в Первоуральске?
– Я в другой системе не работал и от органов местного самоуправления ранее был далек. Наблюдая за работой коллег и оценивая свою работу, считаю, что разделение политической и хозяйственной работы целесообразно, потому что хозяйственная работа требует ежедневного, безотрывного участия, но и политическая работа отнимает достаточно много времени – на поездки, работу с депутатами. Я благодарен главе городского округа Первоуральск, Николаю Евгеньевичу Козлову, за то, что сразу после моего назначения мы договорились, разделили сферы влияния и определили, что он занимается политикой, а я – хозяйственной работой, и никто не дублирует друг друга. Мы эти договоренности очень четко выдерживаем, здесь для всех есть абсолютная ясность. На мой взгляд, эта система разумна и себя оправдывает.

– Сформулируйте принципы вашей кадровой политики: по каким деловым качествам вы отбираете людей в команду?
– Прежде всего – личная эффективность, желание расти, развиваться, неравнодушие. Ну и, конечно, мы должны быть близкими по духу людьми. Это касается кадровой политики при подборе руководителей. Я практически не занимаюсь этим вопросом в отношении специалистов, потому что считаю: команду себе должен подбирать руководитель. По кандидатурам от замов, начальников управлений и до уровня начальников отделов администрации, руководителей муниципальных, казенных учреждений кадровые решения принимаю сам. За прошедший год мы поменяли многих людей. Не хочу сказать, что у них в работе были какие-то очевидные ошибки. Шел нормальный процесс: я присматривался к людям, люди присматривались ко мне. Сейчас мы выходим на более стабильный состав, единственная вакантная точка у нас – это точка заместителя по экономике, развитию и финансам. На это место нужен человек с уникальным набором качеств, пока мы с таким человеком не определились, поэтому готов рассмотреть любые резюме, которые возникают на горизонте. Может, у кого-то есть желание – готов к переговорам.

– То есть в целом, вы считаете, что за год вам удалось сформировать работоспособную команду?
– Статичных коллективов не бывает вообще. Коллектив – это набор разных характеров, судеб, разных жизненных целей. То, что получилось сегодня, меня, по большому счету, устраивает. Подчеркну: по большому счету. Я намерен и дальше вносить изменения буквально во всех сферах: и в ветке управления имуществом, и в ветке управления финансами, экономикой и инвестициями, и в ветке ЖКХ. С моими замами, ключевыми руководителями мы постоянно это обсуждаем. Поэтому изменения еще будут – как ответы на те вызовы, проблемы, задачи, которые на сегодня ставятся перед командой администрации Первоуральска.

Ничего сверхъестественного не писал

– Конкурс на замещение вакантной должности главы администрации городского округа Первоуральск вы выиграли с определенной программой. Что она в себя включает, что из нее удалось выполнить?
– Я там не писал ничего такого сверхъес-тественного. Посмотрел глазами обычного горожанина на городские проблемы и с позиции здравой логики попытался изложить свое видение того, как они должны быть решены. Много места в программе было уделено сфере ЖКХ. Сегодня многие уже забыли, что год назад бичом нашего ЖКХ была проблема двойных и тройных квитанций. Я считаю, что мы эту проблему во многом решили. Упорядочен рынок ЖКХ: на долю семи управляющих компаний приходится более 95% всего жилфонда города. Выстроены отношения и упорядочены взаиморасчеты с ресурсоснабжающими организациями, что позволило вовремя начать отопительный сезон. Оценку должен давать не я, а горожане, но, как мне представляется, качество услуги по управлению жилфондом стало другим: лучше. Много внимания в моей программе было уделено городскому хозяйству. Мне не нравится постоянно повторять про дороги, освещение, дворы и мусорные баки, но очевидно, что определенный порядок в этой сфере также был наведен.

– На протяжении многих лет администрацию Первоуральска упрекали в том, что в городской округ крайне вяло поступают средства из областного бюджета. Что сделано, чтобы преломить эту традицию?
– Следующее направление – создание инвестиционной привлекательности городского округа. По сути, перспективы работы по этому разделу представлены в программе «Первоуральск-300». Еще раз хочу подчеркнуть: «300» не значит, что программа считается выполненной, когда в городском округе живет 300 тысяч человек или наоборот: если живет 299 тысяч человек – программа не выполнена. Программа создана для того, чтобы вне зависимости от того, кто сидит в кабинете главы администрации, кто и как управляет городом, все понимали векторы перспективного развития по четырем ключевым направлениям: снятие инфраструктурных ограничений, решение проблем коммунального хозяйства, развитие жилищного строительства и возрождение культурно-досуговой сферы.

В этой программе заложено много вещей на перспективу. В части дорожного хозяйства, например, строительство северного и южного объездов города. Мы активно занимаемся этой темой, она отнимает много времени, но она себя проявит через годы, когда принципиально решит проблему транспортных транзитных потоков. Мы занимаемся проблемами комплексного развития территории, формированием земельных участков, созданием проектно-сметной документации под подведение инженерных сетей, формируя перспективные микрорайоны под застройку. Разработали концепцию водоснабжения и очистки стоков, активно занимаемся малой энергетикой и теплосетями, энергохозяйством. Строим Дом новой культуры, переформатируем работу парка, городского театра. На новом уровне развиваем спорт. А когда движение по всем направлениям идет не разрознено, они объединены в программу социально-экономического развития, и не на год, а на годы вперед, когда программа утверждена правительством – все понимают степень своего участия в каждом конкретном периоде, тогда вопросов по субсидированию не возникает.

«Водоканал» спасли
от банкротства
– Известно, что результатом работы новой команды администрации стало спасение МУП «Водоканал» от банкротства.
– За год реализована программа по оздоровлению МУП «Водоканал». Тяжкое наследие прошлого заключается в том, что примерно 40 миллионов долгов – это долги компаний-банкротов, которые не оплатили в свое время услуги, этот долг стал обременением «Водоканала». При том, что у нас тариф на воду – один из самых низких, и это – тоже проблема, которой в течение многих лет не занимались. А если ты не занимаешься тарифами, то тарифом занимаются за тебя. Есть предельный индекс, и если ты где-то тормозишь, то в рамках этого предельного индекса твою долю откусывают другие естественные монополии – энергетики, газовики, теплоснабжающие организации. Мы эту тему просто упустили, получали всегда минимальный тариф на воду, но при этом индекс роста платы за услуги ЖКХ оставался в районе предельного. Сейчас в «Водоканале» появился новый руководитель – Валерий Александрович Хорев, это – грамотный инженер и руководитель, с которым мы много лет на заводе вместе работали. Много чего было сделано и с экономикой, и с техникой, и с обслуживанием оборудования. Результат: «Водоканал» сегодня стал предприятием, которое имеет огромный потенциал развития. У нас больше нет угрозы по недопоставкам ресурса, авариям в части водоснабжения или канализации.

– Это не первое назначение, когда вы, фактически, на работу в администрацию переманили ценного специалиста. Пример – МУП ПО ЖКХ.
– Про МУП ПО ЖКХ хотел бы сказать отдельно. Предприятие также возглавил новый руководитель – Юрий Александрович Прохоров, человек уникального опыта и знаний. Например, одну из стажировок он проходил на заводе Мори Сейки в Японии. Приведу пример: год назад у нас за ворота гаража МУП ПО ЖКХ могло выехать самостоятельно 17 единиц техники. На сегодняшний день, с учетом отремонтированной и вновь приобретенной – 43. И суть не в том, что надо постоянно покупать и накачивать МУПы новым оборудованием, а в том, что надо рационально относиться к тому, что у тебя есть. Сегодня 43 единицы техники МУП ПО ЖКХ способны и готовы выехать за ворота гаража. Я думаю, формата интервью недостаточно для оценки всех изменений в этом МУПе. Но все-таки приведу еще пример: в дорожном строительстве. Юрий Александрович добился уровня затрат в 364 рубля на квадратный метр асфальтового покрытия, при полном соблюдении технологии. Это примерно в 3 раза меньше того, что предлагали традиционные подрядчики.

Деньги – лежат, ты их только подымай

– В рейтинге Министерства финансов Первоуральск в настоящее время по ряду показателей занимает третье место, обогнав и Екатеринбург, и Нижний Тагил.
– Финансистов хотел бы отметить отдельно. Управление финансами ранее было не самой сильной стороной нашего муниципалитета. Здесь вообще нужно смотреть на проблему, начиная с подготовки кадров. Муниципальным управлением должен заниматься профессионально подготовленный в этой области человек, обязательно с юридическим образованием, потому что эта работа напоминает ходьбу по минному полю. Ты идешь, а за тобой еще 30 человек наблюдают, из которых пожарная инспекция и Роспотребнадзор – самые безобидные. Так что профильное образование обязательно должно присутствовать. С другой стороны, в муниципальное управление должен идти человек, имеющий опыт работы в бизнесе. Потому что в целом настрой муниципальных чиновников, которые никогда не работали в частном бизнесе, не работали на рынке, заключается в том, как бы ничего не сделать и найти красивый, понятный повод для оправдания, почему они этого не сделали. Нет борьбы за жизнь, нет нацеленности на результат, абсолютно нет работы по затратам. Возвращаясь к нашему финансовому менеджменту: на сегодняшний день я считаю, что у нас – один из самых сильных муниципалитетов в плане управления финансами городского округа. Во-первых, мы четко разобрали наш бюджет – до последнего рубля. Теперь у нас абсолютно жесткая бюджетная дисциплина. Во-вторых, мы очень хорошо позанимались темой наших доходов. В рейтинге Минфина по пяти интегральным показателям мы из всех муниципалитетов Свердловской области заняли третье место, опередив и Екатеринбург, и Нижний Тагил. Причем я отдельно разбирался с этими показателями: выяснилось, что по одному из них мы предоставили информацию за месяц, а нам их посчитали от начала года и из-за этого показателя у нас рейтинг пошел вниз. А если пересчитать, то, я думаю, мы бы вышли на первое место.

– Муниципалитет перешел на обслуживание в единый банк, какую цель при этом преследовала администрация Первоуральска?

– Еще недавно средства всех муниципальных предприятий были размещены более чем в 15 банках. Работа по консолидации активов, которую мы начали три месяца назад, уже принесла реальный результат: мы избежали потери более пяти миллионов рублей только в одном банке – «24.ru». Как вы знаете, у этого банка отозвали лицензию. В стране идет кампания по санации банковской сферы, требования к банкам более чем жесткие, у
62 из них в нынешнем году лицензии уже отозваны. Мы все свои активы консолидировали, зарплатный проект перевели в единую систему. Процесс этот еще не закончен, более того, то, что сделано – это первый этап. Вторым этапом будет развитие собственного расчетно-кассового центра и улучшение сервиса по банковскому обслуживанию. Тут, понимаете, деньги – лежат, ты их только подымай. Но если ты смотришь с позиции исключительно чиновника, ты их не видишь, а если смотришь с позиции коммерсанта, то наоборот, ты ориентирован только на прибыль. А должно быть два в одном, чтобы был разумный баланс. Именно по этому принципу у нас сейчас сформирована финансовая служба. Очень сильная.

В отношениях с депутатами детских травм нет

– Политик вы или хозяйственник – отношения с депутатами первоуральской городской думы, руководством городских предприятий строить надо в любом случае.
– Считаю, что у нас выстроен абсолютно партнерский диалог со всеми предприятиями города. Люди понимают, что для них делает муниципалитет, я могу к ним обратиться с какими-то своими идеями и получить пусть не всегда поддержку, но всегда адекватную реакцию. Ровно то же могу сказать о работе с думой. Я много раз повторял: мне не важно, сколько депутатов за меня, сколько против. Работа, бизнес – это игра, надо уметь легко выигрывать, легко проигрывать и не делать из этого никакой трагедии. Такая позиция позволила мне выстроить нормальные, вменяемые отношения практически со всеми депутатами. У меня ни с кем из них нет личного конфликта, нет каких-то скрытых желаний в отношении депутатов. Я понимаю, чего хотят депутаты, доношу до них свою позицию. Словом, в наших отношениях нет никаких, что называется, детских травм.

– В чем вы видите свои недоработки?
– Я считаю, что мы не вполне профессионально в этом году занимались двумя вещами. Первое – это строительство новых детских садов. Та череда абсурда с земельными участками, которая закончилась только 22 октября, в последнем судебном заседании, где мы подписали мировое соглашение и согласовали окончательную замену участков, не выдерживает никакой критики. Вообще, уровень земельного менеджмента в администрации оставляет желать много лучшего. К сожалению, я много времени лично трачу на то, чтобы выстроить процессы в единую логическую цепочку. Разорваны коммуникации, разорвана ответственность – каждый отвечает только за свой кусок работы и единого результата нет. Кроме того, когда ты результат получаешь, он зачастую недостоверный. Поэтому по детским садам – да, я считаю, что это недоработка. Тем не менее, программу по вводу новых мест в детских садах мы выполнили, до конца года введем 1700 мест. Объектов у нас много было и реконструировано, и построено, и капитально отремонтировано, причем не только в городе, но и в поселках, о чем немногие знают. К 10 ноября будем вводить детский сад на 42 места в школе N12, до конца года вводим детские сады в Новоуткинске и поселке Динас еще на 255. В первом квартале будущего года вводим сад в Прогрессе. Второе. Я считаю, что можно было более профессионально отработать документацию по ветхому и аварийному жилью. Я не считаю, что в этой области у нас какой-то провал. После подписания соглашения с министерством энергетики и ЖКХ, мы достаточно оперативно разыграли конкурс и заключили контракт. Но время терялось: на подборе земельного участка, на подготовке конкурсной документации. Все это можно делать быстрее, эти детские ошибки крадут очень много времени. У меня нет претензий к кому-то из своих сотрудников лично. Что называется – на ошибках учатся. Это – болезнь роста, надо спокойно к этому относиться.

Первоуральск – интересная управленческая задачка 

– Традиционно каждого последующего руководителя сравнивают с предыдущим. Как вы относитесь к тому, что вас сравнивают с Вольфом, Федоровым, Переверзевым? И есть ли принципиальное отличие в обязанностях и ответственности избранного главы и главы, выигравшего конкурс на замещение должности?
– Я не знаю, сравнивает ли меня кто-то с предыдущими главами, по крайней мере, мне эти сравнения не знакомы. Более того, они мне не очень интересны. Считаю их некорректными. Я – не человек прошлого, мне гораздо более интересно настоящее и будущее. На этот вопрос я не то чтобы отказываюсь отвечать, но не знаю, как работали люди до меня, чем они занимались. Не мне судить. Лично у меня не было такой жизненной тропы: прийти в муниципалитет. Когда начал всерьез задумываться об этом предложении, в определенный момент это стало для меня профессиональным вызовом. Я родился в Первоуральске, прожил в нем практически всю сознательную жизнь, лишь на какое-то время уезжал в Челябинск. То, во что год за годом превращался Первоуральск, меня категорически не устраивало. Моя нынешняя работа – интересная управленческая задачка, которую мы решаем.

– Должна ли власть быть публичной, встречаться с прессой, давать комментарии?
– Люди, которые так или иначе избрали свои органы самоуправления, должны быть достоверно информированы об их работе. Каким именно способом – я не считаю принципиальным. Пресс-конференции, личные встречи, приемы, информация в интернете, в газетах. Я считаю, что народ должен знать, что в голове у муниципальных чиновников, как они оценивают те или иные события и что планируют делать дальше.

– На ваш взгляд, уровень информированности жителей городского округа о работе администрации достаточный?
– Татьяна, у вас вопрос с подвохом. Я не могу достоверно судить об этом. Вы поверите или не поверите, но я за год работы ни разу, например, не смотрел ни «ПТВ», ни «Евразию» – для этого у меня просто физически нет ни времени, ни возможности. Об информированности граждан я сужу, скорее, из личных встреч на приемах жителей, каких-то иных встречах: люди постоянно подходят, задают много вопросов. Как мне кажется – это мое мнение – оценка моей работы у жителей города позитивная, жители существующей власти доверяют и связывают с ней определенные надежды. За год поменялась риторика обращений жителей. Из разряда «все мерзавцы, будьте вы прокляты» обращения перешли к постановке конкретных задач: нужно сделать тото-то и так-то. Это – уже другой уровень мышления. Я от общения не скрываюсь.

Исторический факт: предметами не кидал 

– О вас говорят как о жестком руководителе. Вы можете повысить голос на подчиненного?
– Нет. Зачем?

– Чем тише говоришь, тем лучше тебя слышат?
– Не цель – говорить тихо или громко. Говори так, чтобы тебя понимали. А чтобы тебя поняли, речь должна идти не о силе звука, а о содержании. Поэтому зачем повышать голос? У меня есть такой метод: я не разговариваю штампами. Мне важно человека вывести из какого-то его комфортного состояния, бросить ему либо профессиональный, либо личный вызов, потому что есть люди, которые понимают с первого раза, есть люди, которые не понимают, а есть люди, которые считают, что что-то нужно делать, а что-то можно и не делать. Да, не у всех все получается сразу, я нормально к этому отношусь, это не трагедия. Но есть ошибки бездействия, когда человек вообще ничего не сделал, есть ошибки действия. Первые недопустимы, вторые – возможны. Ну а насчет слухов – я никогда ни в кого никакими предметами не кидал. Это исторический факт. А вот то, что я иногда в беседе вторгаюсь в личное пространство человека – да, это действительно так. Но не с целью оскорбления, а чтобы вытащить его из «чума».

– Вас называют перфекционистом, человеком, который если уж взялся за дело, то всегда доводит его до конца. Это – черта характера, или такой подход выработала жизнь?
– Это, во многом, так, я склонен принятые решения, договоренности доводить до конца. Для меня устная или письменная договоренность имеет серьезное значение. Откуда это пошло? У меня опыт руководителя сформировался на заводе. А на заводе, если ты человек пустой, поверхностный, не предъявляешь результат в определенный момент, то ты очень быстро покидаешь команду. Я достаточное время отработал с людьми, которые были гораздо сильнее меня в управленческом смысле, я каждый год учился и очень благодарен за таких учителей. Завод способен покупать себе сильных менеджеров, там пустых людей не бывает. Так что стремление доводить любое дело до конца – это образ жизни, который сложился за многие годы. Люди же не рождаются способными к игре на музыкальных инструментах, все это – приобретаемые навыки.

– То есть если сломать о спину будущего скрипача три смычка, то на выходе получится Ойстрах?
– Не со всеми действует. Я учился играть на скрипке в музыкальной школе. После того, как я ее закончил, я скрипку в руки больше не брал. У меня был преподаватель, который, если я приходил, не выучивши урок, меня запирал. У них там было такое помещение – надо, кстати, съездить, посмотреть, может, и сейчас есть – автоклавная, где они кипятили какое-то белье. Какое белье может быть в музыкальной школе, я не знаю, но комната такая была. На окне в этом помещении были решетки в палец толщиной, за окном была весна, распускались тополя, дети ездили на велосипедах, а я сидел в этой комнате часами. Но не играл. Потому что любую форму давления на себя я не приемлю в принципе. Так что три смычка о спину – это не про меня, со мной это бесполезно. Со мной можно только договориться. Меня можно убедить. Меня можно переубедить, но не под давлением, а аргументировано.

О маленьком кабинете и философии кайдзен 

– Правда, что вы каждое утро объезжаете город, фотографируете то, что недоделано или сделано некачественно, а затем фотографии сбрасываете соответствующим специалистам, чтобы все было исправлено?
– Я стараюсь не проходить мимо даже каких-то самых маленьких вещей. Я всем в администрации разослал японскую книжку о философии кайдзен, это Андрей Ильич Комаров нам лет пять назад на заводе отдал. Я начал продвигать эту философию. Если в двух словах, то основной ее постулат: «Делай немножко лучше, чем вчера, и делай немножко больше, чем просят». По сути, это – политика непрерывных улучшений, которая говорит о том, что нет большого улучшения или малого. На японских заводах – а мы были в свое время на «Тойоте» – есть целое движение кайдзен, и там за 365 дней года средний японский рабочий подает несколько сотен предложений об улучшении. Когда это в массе – это огромный для компании эффект, и экономический, и имиджевый, и качественный. Когда мы стали внедрять эту систему на заводе, она очень тяжело приживалась: через смех, через недоверие. А потом понимание ее пришло – как второе дыхание. Я абсолютно убежден, что здесь, в администрации, будет то же самое. Начали мы где-то с полгода назад. Народ не понял. Но сейчас, когда мы каждую пятницу собираемся на совещания, мы смотрим на результаты, и уже возникают идеи совершенно другого уровня. Ну, вот в минувшую пятницу театр «Вариант» представил уже воплощенные идеи по работе своего столярного цеха, в том числе уникальное оборудование, которое разработал и сделал их столяр. А кто-то еще в «чуме» сидит, как, например «Городское хозяйство», которое свою обычную работу показывает как какое-то улучшение. А если вернуться к вопросу: да, стараюсь не проходить мимо.

– То есть если два тополя покрашены, но на разном уровне, то сфотографируете и отправите с замечанием?
– Ну, два тополя, наверное, не сфотографирую и не отправлю, но замечу. А зачем красить тополя на разном уровне? Просто: зачем? Если ты красишь, то ты делай сразу так, как надо. Это же простая логика. Зачем? Все имеет свой ответ. Может, красили два человека, один – низкий, другой – высокий, может, у кого-то из этих двоих кончилась краска. Но я все равно не понимаю: если тополя красятся, каким образом они могут быть покрашены на разном уровне? Когда ты упрощаешь человеку вопросы до предельно простых, тогда ему становится понятно, чего от него добиваются.

– Не могу сказать, что этот вопрос мне буквально покоя не дает, но все же: почему вы занимаете именно этот кабинет? Маленький, тесный. Есть же большой, парадный.
– На самом деле здесь нет ни вызова, ни пафоса, ни скромности. Причина прозаична. Я когда посмотрел всю рассадку сотрудников администрации по кабинетам, мне стало понятно, что нам нужна переговорная. На совещания у руководителей различных уровней порой собирается достаточно много людей, в кабинете встречаться не очень удобно. Необходимость в переговорной возникает не только у меня, она возникает и у моих заместителей. Она была нам нужна, и мы из большого кабинета сделали переговорную.

– Какую оценку по итогам года вы готовы поставить самому себе?
– Мне за мою работу не стыдно.


Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.